Понедельник , 20 Ноябрь 2017
  8 (800) 200-05-07
Телефон доверия по вопросам
нежелательной беременности и абортов
БЕСПЛАТНО для регионов РФ
Важные вопросы
Главная » Истории из жизни » Судьба человека

Судьба человека

В старинном русском городе, где над зеленью пар ков и скверов золотятся купола церквей, у одной бедной больной женщины выросли две дочери.

Старшая решила во что бы то ни стало выйти в люди: работала, училась в институте, поступила в аспирантуру. Младшая в поисках счастья оказалась в Турции.

Счастья не нашла и неожиданно для родных вернулась домой. Беременная. Вернулась, чтобы сделать аборт, забыть о своих злоключениях и начать новую жизнь.

Ее сестра, Татьяна, которой уже исполнилось 30, а в личной жизни зияла черная дыра, решила всеми силами защищать этого нерожденного турчонка. Пусть хоть один малыш на двоих будет в семье. И ей удалось уговорить сестру.

Родилась девочка. Сестры ее окрестили. Татьяна любила племянницу, казалось, не меньше чем родная мать. Следила, чтобы и кормление, и купание, и сон — все было «по науке». На себя она взяла материальное обеспечение семьи. Казалось бы, перспектива построена обстоятельствами. Другого не дано.

Но прошло три года, и с ней случилось то, чего дотоле никогда не случалось: в один отвратительный день она поняла, что беременна. Это была проблема, которая могла помешать и учебе, и работе. Татьяна привыкла быть опорой для матери и сестры, единственным кормильцем и другой роли для себя не хотела.

Эта беременность случайная, ей не нужен ребенок, и его не должно быть.

Однако на этот раз уже младшая сестра умоляла ее сохранить беременность.

— Как же так, — удивлялась сестра, — ты меня убедила рожать, мою дочку любишь, а свою хочешь убить? Это страшно. Прошу тебя: одумайся, вырастим как-нибудь и двоих.

Такие разговоры расслабляли, злили, и Татьяна решила уехать в Москву. Чужой город, незнакомый врач, которому все равно кого «чистить». Так будет проще…

 

Доктор осмотрела будущую маму, обмеряла живот и сказала:

— Мальчик у вас уже большой: срок беременности 21–22 недели. Весит около килограмма. У него уже полностью сформировано тело, даже реснички есть. Он просыпается утром вместе с вами, слышит ваш голос, прячется от яркого света.

— Не надо мне этого говорить, — прервала врача Татьяна. — Я ничего не хочу знать об этом монстре. Вы понимаете: я его не люблю. Он мне жизнь ломает. Кто будет кормить мою больную мать и сестру с дочкой, если я его рожу? Да и будет ли он еще здоров — где гарантия? Так что давайте лучше поговорим об аборте.

— Хорошо, — ответила врач (ее звали Наталья Николаевна), — в таком случае знайте, что прерывание беременности чревато бесплодием и ранним климаксом…

— Да я, может, и не захочу больше рожать!

— Это не все. Ребенок уже большой. Его не соскоблишь, как грязь с ботинка. Можно ввести в околоплодный пузырь раствор поваренной соли, и ребенок погибнет мучительной смертью, в агонии, а затем начнется родовая деятельность и он будет изгнан из матки. Вы после этого испытаете различного рода боли, шок, падение артериального давления.

Есть и другой способ: вам введут специальные препараты, вызывающие родовую деятельность. Вы при этом испытаете тошноту, боли, маточные кровотечения, перебои в работе сердца и прочие опасные вещи. А ребенок при этом может родиться живым. Его можно выходить, если захотеть. Но ваш малыш будет медленно умирать в грязном тряпье. Таких детей обычно кладут на окно между рамами или в холодильник, где они быстро погибают от переохлаждения. Одна такая мама случайно увидела, как на подоконнике умирал ее ребенок. После этого прошло несколько лет. Она родила другого мальчика, жила с мужем дружно, однако и по сей день почти каждую ночь просыпается в холодном поту. Этот малыш, которого она предала, не выходит у нее из головы.

— Но что же мне делать? Родить и оставить вам?

— Пусть так, по крайней мере, ваша совесть будет спокойна: ведь не убили. И есть шанс изменить решение, ведь малыш будет жив.

Татьяна родила сына, но ни смотреть на него, ни кормить не захотела. Она боялась — покормишь и не хватит сил бросить. Но однажды она все-таки увидела мальчика: «Ой, какой он страшненький!» — сказала она, но официальный отказ от ребенка не написала. Не написала, но и не забрала его, выйдя из роддома.

Врачи не знали, как быть, и решили на время отправить ребенка в инфекционную больницу, якобы на обследование, хотя ребенок был здоров. Правда, недоношен и худоват. А тем временем Фонд защиты семьи, материнства и детства подыскал мальчику хорошую семью, где уже был один ребенок, а второго Бог не послал.

Малыша назвали Коленькой и очень полюбили. Приемные родители были предупреждены, что мать не написала отказ и сохраняет право одуматься и забрать ребенка.

А тем временем Татьяна, вернувшись в родной город одна, почувствовала неприязнь близких. Сестру раздражало, когда она нянчилась с ее дочерью. «Мою нянчишь, а своего бросила», — укоряла она. Старенькая мать плакала по ночам, жалела внука. Кончилось тем, что под нажимом родных Татьяна поехала в Москву и забрала сына.

Для приемных родителей это был тяжелый удар. Формально они были к нему готовы, но ведь эта женщина не любит их ненаглядного Коленьку. Душа сокрушалась, а сознание усмиряло ее: она — мать. И любовь может еще проснуться. У них все впереди, надо переступить через свою потерю.

Татьяна не бросила аспирантуру. Продолжала и работать. Мать и сестра стали ее надежными помощниками. Бабушка повеселела, даже силы откуда-то прибавились.

Так прошел почти год. И однажды в квартире врача Натальи Николаевны раздался междугородний звонок.

— Я такая счастливая, — возбужденно тарахтела Татьяна. — Я без Коленьки и минуты прожить не могу. Утром просыпаюсь и по 40 раз его целую. И знаете, все как-то пошло в гору: и работа, и учеба. Так что считайте, что у вас тоже есть сын. И еще: очень прошу, объясняйте этим дурам, что они теряют по малодушию и глупости.

Она звонила Наталье Николаевне много раз: то советовалась, то просто сообщала: Коля улыбается, агукает, у него зубки чешутся.

— На кого похож-то? — спрашивала доктор.

— Вроде на меня — отвечала Татьяна. И чувствовалось, что ей это приятно. А как-то позвонила и сообщила: по делам учебы собирается в Москву.

Если эта поездка состоится, мы дополним нашу историю живыми впечатлениями Татьяны от новой своей жизненной роли.

 

Р.S. В фонде защиты семьи, материнства и детства, где решалась судьба этого ребенка, история с Колей подсказала новый вариант действий: теперь малыша не отдают сразу в приемную семью, а оставляют на «передержку» во временной семье, откуда мать в течение месяца может его забрать. Очень часто этого срока достаточно, чтобы материнский инстинкт победил доводы рассудка.

 

Галина Береснева

Читайте также

6y5lgo41rys

Из истории Андреа Бочелли

Андреа Бочелли, выдающийся итальянский тенор: «Одна молодая беременная женщина попала в больницу из-за обыкновенного приступа ...

zhizn-i-smert

Между жизнью и смертью

Однажды получилось так, что я переночевала в абортарии. И хочу поделиться этой историей.

v-bolnice

Как я ходила на аборт

Я мама двоих детей, и внезапно оказалось, что мы ждем третьего. И я должна была ...