Понедельник , 18 Декабрь 2017
  8 (800) 200-05-07
Телефон доверия по вопросам
нежелательной беременности и абортов
БЕСПЛАТНО для регионов РФ
Важные вопросы

Как учить защите жизни

Третья глава из книги Джона и Барбары Уиллке «Мы можем любить их обоих»:

«Все меняется, и все же остается неизменным». Мудрому учителю это известно. Все активисты движения в защиту жизни — учителя, каждый в своем роде. Общественное мнение и общественное знание развиваются и изменяются. Способы отстаивания дела защиты жизни, которые были эффективны десять и двадцать лет назад, оставаясь действенными и по сей день, утратили часть своей эффективности. Новые подходы могут работать лучше. Поэтому мы хотим коротко объяснить, чему и как мы учили в прошлом и как нам следует учить в девяностых годах двадцатого века.

Когда аборт был впервые разрешен законом в США и Канаде, лишь немногие люди достаточно хорошо знали, как развивается плод. Большинство возражений против аборта делалось по религиозным убеждениям. Понимая это, противники абортов сосредоточивали тогда самые эффективные методы просвещения на двух целях, обе из которых были прямо связаны с развитием плода. Основной целью просвещения в 70‑х и 80‑х годах было убедить слушателя в том, что уже самая первая клетка является человеческим существом.

Религиозные убеждения и права человека

Противостояние абортам, происходящее из религиозных убеждений, — весьма важный и эффективный мотивирующий фактор. Он, однако, применим только к людям, разделяющим одни и те же религиозные убеждения. Используемый контраргумент весьма эффективен. «Если Вы возражаете против абортов потому, что считаете, что это противоречит воле Господа, я уважаю это и считаю, что Вам следует жить по Вашим убеждениям. Но у меня другие религиозные убеждения (я не религиозен), и я не думаю, что это противоречит воле Господа, поэтому Вам следует уважать мое одобрение абортов. Вы не должны навязывать мне свои религиозные убеждения».

Довод веский. Ответ на него был таким: «Медицинская, биологическая и естественная науки давно доказали, что человеческая жизнь начинается с зачатия. Наши отцы-основатели ясно говорили: «Мы считаем самоочевидным, что все люди сотворены равными и что они одарены Создателем некоторыми неотъемлемыми правами — на жизнь, свободу и стремление к счастью». Соответственно, ответ защитников жизни тоже был очень прямым: «Религиозные убеждения — сильный мотивирующий фактор для отдельного человека. Но это вопрос не только религии, это, в первую очередь, вопрос прав человека и гражданина, и наша нация, и другие западные нации принимают законы в защиту прав человека и гражданина».

Внутриутробное развитие

Вторая основная цель просвещения тоже была связана с распространением знаний о внутриутробном развитии. Типичный лектор в первые двадцать лет существования движения в защиту жизни, затрачивал половину своего времени на доказательство того, что человеческая жизнь начинается с оплодотворения. Обычно показывались слайды, кинофильм, а позже — и видеофильм. Это были презентации типа: «Посмотрите, как это есть на самом деле». Если они были эффективны, аудитория убеждалась, что зародыш — это с самого начала живой человек. Следующим логическим шагом было — «Вполне очевидно, что аборт убивает живого человека. Аборт — это плохо. Поэтому мы должны остановить аборты».

Таким образом, обучение в первую очередь делало упор на передачу знаний о развитии плода; этому отводилась основная часть времени. И это прекрасно работало. За первые два десятилетия нашего движения этот метод обучения просветил нашу нацию и привел миллионы людей к убеждению, что аборт на самом деле является вопросом прав человека, и что аборты должны быть запрещены. Будучи убежденными, что плод — это живой человек, миллионы людей согласились с тем, что аборты пришли к нам через законы, законы принимаются законодателями, законодатели назначают судей, а мы выбираем законодателей.

Эта прямая связь способствовала появлению заметных политических сил как в США, так и в Канаде.

К концу 80‑х и началу 90‑х годов индустрия абортов столкнулась с тем, что движение в защиту жизни набирает обороты, и появились признаки того, что оно выигрывает эту битву. Поэтому сторонники абортов предложили полностью новый взгляд на этот спор. Они провели широкомасштабные и дорогостоящие социологические исследования, чтобы определить, что же они могут сделать для изменения подхода к вопросу — для того, чтобы законодательно разрешить аборты. В результате были сделаны следующие выводы:

1)   Никогда не говорить о маленьком существе внутри женщины. Сторонники абортов поняли, что в спорах о том, ребенок ли это, они постоянно терпели поражение, а просвещение со стороны защитников жизни всегда было эффективным. Ультразвуковое исследование и другие достижения медицины сыграли решающую роль в подтверждение этого. Их заключительным выводом стало — никогда больше не говорить о том, что находится внутри женщины.

2)   Следует прекратить споры об абортах как таковых. Они поняли, что если постоянно оспаривать факты об абортах, то защитники жизни будут постоянно побеждать.

3)   Необходимо подменить предмет спора. Они были неспо­собны победить в этом споре, используя те термины, которые применяли защитники жизни, — и они хитроумно поменяли сам вопрос. Они заменили вопрос «Аборт — хорошо это или плохо?» на вопрос «Кто принимает решение, женщина или правительство? Мы считаем, что правительство должно остаться в стороне от этого очень личного дела. Настоящий вопрос состоит в праве женщины на выбор». Нетрудно понять, что это уже совершенно другой вопрос. За несколько лет с помощью платных объявлений, с помощью всех сторонников абортов, проводящих одну и ту же линию, и с помощью энергичной поддержки либеральных средств массовой информации они весьма сильно преуспели в подмене предмета спора.

Политический эффект

Многих политиков удалось убедить, что спящий «великан сторонников выбора абортов» проснулся и теперь сметет все на своем пути. Посчитав это своеобразной «сменой вех», многие политики в США, ранее выступавшие номинально в защиту жизни, теперь стали открытыми сторонниками абортов. Они перешли на сторону тех, кто, как казалось, выигрывал. Для защитников жизни это означало частичную утрату политической силы.

Реакция защитников жизни

Но поле битвы не замерло. В начале 90‑х годов, во многом через вновь созданный Институт вопросов жизни (Life Issues Institute), авторы настоящей книги и другие люди разработали стратегию отпора. Ответы на доводы сторонников абортов были достаточно разработанными и широкими. Но этого оказалось недостаточно. Нужна была тщательная переоценка ситуации. Это было сделано, как и сторонниками абортов, через социологическое исследование. Было выявлено, что в общественном мнении произошел поворот на 180 градусов. Как было сказано выше, когда-то логика была такой: «Я убежден, что зародыш — это человек с самого зачатия, что вопрос относится к правам человека и что аборт убивает младенца. Поэтому мы должны постараться остановить аборты». Эти рассуждения сменились на следующие: «Я убеждена, что зародыш — это человек с самого зачатия, я считаю, что аборт — нехорошее дело, я не буду поддерживать его и не сделаю его. Но я также убеждена, что женщина имеет право выбрать аборт, и поэтому я не буду стремиться к принятию законов, которые его запрещают».

Проще говоря, изменение состояло вот в чем. Всего несколькими годами раньше, если люди считали, что зародыш — это ребенок, они приходили к заключению, что аборты следует прекратить. Теперь же, из-за аргументации сторонников абортов, даже если человек знал, что зародыш — это ребенок, он говорил, что аборты следует разрешить. Это могло привести к катастрофическим последствиям. Что же нужно было делать?

Что делать?

Наше социологическое исследование продолжалось и выявило следующее: около 25% респондентов жестко придерживались мнения в защиту жизни. Примерно 25% из них были полностью или скорее за аборт. Остается почти 50%, у которых, по их собственному признанию, мнение по вопросу об абортах еще не сформировалось. Почти четыре пятых из этого «колеблющегося большинства» признают, что аборт убивает ребенка и что аборт — это неправильно. Однако около двух третей той же группы также верят, что женщина имеет право выбрать аборт.

Дальнейшие исследования показали, что мнение этого колеблющегося большинства о защитниках жизни скорее отрицательное. Если брать крайний случай, они считают нас правыми религиозными фанатиками, они считают, что мы стреляем в сторонников абортов и сжигаем клиники, что вся наша любовь — это любовь к зародышу, и что нам мало дела до женщины после того, как она родит. Если говорить в терминах общественного мнения, мы обнаружили, что значительная часть людей считает, что защитники жизни не сочувствуют женщине. Поэтому многие люди просто не слушают нас. Переломить эту ситуацию — вот в чем состоит наша задача.

Сострадание

Дальнейшие исследования и пробное обучение показали, что здесь также содержится и решение, дающее аргумент в споре со сторонниками абортов. Защитники жизни намного более, чем другие люди нашей культуры и, уж конечно, гораздо более, чем защитники абортов, сочувствуют женщине. Поэтому нужно всюду подробно разъяснять очевидное сочувствие женщине со стороны защитников жизни. Когда это будет сделано, колеблющееся большинство снова прислушается к нам. В этом заключается стратегия просвещения на ближайшие годы. Отсюда и название книги. Это — лозунг, доказавший свою эффективность в противостоянии и опровержении аргументов «в защиту выбора».

Любить их обоих?

Слова «А почему не любить их обоих?» оказались ответом на новый вопрос сторонников абортов. Так же, как их лозунгом был «Женщина имеет право на выбор», лозунгом защитников жизни должны стать слова: «А почему не любить их обоих?»

Читайте также

Человеческая жизнь. Вопрос второй

Седьмая глава из книги Джона и Барбары Уиллке «Мы можем любить их обоих»: После ответа на ...

Человеческая жизнь. Вопрос первый

Седьмая глава из книги Джона и Барбары Уиллке «Мы можем любить их обоих»: Если оставить в стороне аргументацию ...

Здоровье

Шестая глава из книги Джона и Барбары Уиллке «Мы можем любить их обоих»: А ТОЧНЕЕ, УМСТВЕННОЕ ЗДОРОВЬЕ ...